На ЛАЭС российские и японские эксперты обсудили вывод из эксплуатации ядерных энергетических установок

Российские и японские эксперты  обсудили на Ленинградской АЭС вопросы вывода из эксплуатации ядерных энергетических установок. Семинар прошел в рамках визита на ЛАЭС старшего менеджера Toshiba Corporation Тадасу Йоцуянаги.


Читать дальше →

В Японии перезапустили третий реактор АЭС «Иката»

АЭС Иката в Японии
Перезапуск третьего реактора АЭС «Иката» на острове Сикоку проведен утром 12 августа. В субботу должна начаться контролируемая цепная реакция, а уже в понедельник реактор будет производить электричество. В промышленных объемах он начнет выработку в начале сентября. Сейчас это единственный реактор в Японии, который работает на смешанном уран-плутониевом МОКС-топливе, производимом из ОЯТ и используемом в «быстрых» реакторах.

Читать дальше →

Операторы АЭС Японии обеспокоены нашествием покемонов на атомные объекты


Операторы японских АЭС серьезно обеспокоены нашествием персонажей виртуальной игры Pokemon GO на атомные объекты и обратились к разработчикам с требованием удалить покемонов с территорий атомных станций.

Читать дальше →

Японская оценка российских технологий

18 фото
Продублируем
image
На Кольской АЭС состоялась двусторонняя рабочая встреча, посвящённая вопросам управления радиоактивными отходами. В работе встречи приняли участие представители Концерна «Росэнергоатом» и Японии. Жители Страны Восходящего Солнца – редкие гости на нашем предприятии и привёл их на Крайний Север России такой серьезный и принципиально важный для всех атомщиков вопрос, как обращение с РАО.
Японскую сторону представляли специалисты национального информационного центра в области электроэнергетики JEPIC, эксперты компаний Japan Atomic Power и Japan Nuclear Fuel. Первая эксплуатирует АЭС Токай и Цуруга. Вторая базируется в префектуре Аомори и занимается производством ядерного топлива, а также переработкой, хранением и утилизацией ядерных отходов.
Центр информации электроэнергетики Японии является партнёром Госкорпорации и на протяжении последних 10 лет плотно общается с нами по многих аспектам развития мирного атома. А между Концерном «РЭА» и JEPIC заключено Соглашение о техническом сотрудничестве. Именно в рамках этого Соглашения и была организована встреча на нашей площадке. По инициативе гостей основным вопросом совещания стала тема обращения с радиоактивными отходами на Кольской АЭС. Хотя компании Страны Восходящего Солнца и обладают собственными наработками в сфере обращения с РАО, им интересен наш опыт. Секрета мы и не делали: в начале века наша площадка столкнулась с проблемой накопления и переработки жидких РАО, но мы успешно решили эту проблему, введя в 2006 году в эксплуатацию КП ЖРО. В результате, уровень отходов снижается, при этом, темпы переработки превосходят скорость их образования.
Специалисты цеха по обращению с радиоактивными отходами подробно осветили созданную технологию ионно-селективной переработки ЖРО, которая позволяет нам сократить количество подлежащих захоронению радиоактивных отходов более чем в 100 раз. Сначала, по традиции, презентации, схемы, выкладки. А затем – экскурсия на сам комплекс. Гидом выступил начальник ЦОРО Кольской АЭС Слава Авезниязов.
Забавно вышло в одном из технологических помещений Комплекса, где складируются перед отправкой в хранилище бочки с плавом и фильт-контейнеры. Японцы крутили головами на все 3600, интересовались балочным краном, подачей бочек, такелажем. Отчётливо несколько раз прозвучало название французской компании AREVA. Начальник ЦОРО Слава Авезниязов через переводчика спрашивает, мол, откуда вы знаете, что за стенкой находится именно AREVA, имея в виду, что за переборкой находится установка этой зарубежной компании. К тому же, про AREVA речи ещё не было. На что получил ответ от переводчика, дескать, мы и не знали, просто «арева» на японском значит «это». Такие вот тонкости технического перевода.
Интересная получилась экскурсия. Японцы записывали буквально каждое слово, каждое пояснение. Все разом, кроме, пожалуй, переводчика. Старательно, как студенты. При этом максимально вежливые, тактичные, с традиционными поклонами. Чувствовалась чёткая субординация и следование восточным правилам почитания старших по возрасту и чину. Слава Ренатович, например, с первых минут встречи был представлен, как Авезэ-Ни-Язов-сан… «заразился» и я. Теперь руководителя УИОС называю не иначе, как «семпай», коллег-ровесников – «сан», а тех, кто помладше – «тян».