Хроника полярной экспедиции. Продолжение

Мы продолжаем следить за ходом полярной экспедиции «Арктика-2009», отправивившейся к «макушке Земли» на атомном ледоколе «Ямал». Преодолев много сотен морских миль пути, ледокол почти вплотную приблизился к первой цели своего путешествия — льдине обитания полярной станции «Северный полюс-36».  Итак, слово предоставляется неподсредственному участнику экспедиции и представителю Росатома по совместительству  Федору Буйновскому. Кстати, Федор пообещал опосредованно ответить на все вопросы любознательных читателей, касающиеся экспедиции, ледокола или быта полярников.  Так что если вас, например,  интересует количество индивидуальных дозиметров на ледоколе, какие байки травят полярники и зачем на льдине нужны собаки,  не стесняйтесь — задавайте Федору Буйновскому вопросы через сайт Госкорпорации «Росатом».

25.08.2009. Чем кормят на ледоколе?

Выхожу на мостик, узнать как дела. Второй помощник капитана говорит, что ледовая ситуация уже «недетская», за бортом серьезные метровые льдины, на капитанском мостике все сосредоточены – нужно осторожно выбирать курс, обходить ледяные поля и аккуратно вести судно. При этом до станции еще 140 миль…

 

Капитан внимательно следит за ходом работы экипажа, тут замечает меня:
— Добрый день, Федор Владимирович.
— Добрый день.
— Как настроение?
— Спасибо, хорошо. Собираюсь на обед.
— Хорошее дело, что сегодня на обед?
— Не знаю.
— Зря. На судне знать о том, что будет на завтрак, обед, вечерний чай и ужин важно. Хорошее питание — залог хорошей работы!

Я прислушиваюсь к совету капитана и сразу иду изучать меню на 25 августа. Итак, на обед нам предлагают отведать рассольник, антрекот с картофелем фри, овощной салат и сок. Все оказывается очень вкусным и, естественно, я направляюсь на камбуз — за рецептами. Внимательно наблюдаю за процессом приготовления пищи. Оказывается, на судне современная, хорошо укомплектованная оборудованием кухня. После того как все рабочие дела сделаны, шеф-повар «Ямала» Андрей Лупашку соглашается со мной поговорить.



 

Андрей Лупашку попал на «Ямал» в 1993 году. После окончания с «красным» дипломом кулинарных курсов он мечтал выйти в море за границу.

«У нас шутка такая была, красный диплом – красный корабль. Я вот свой дождался», — смеется Андрей Лупашку.

По словам Андрея, его в первую очередь поразило современное оборудование на камбузе. Можно приготовить все, что угодно, в принципе, возможности, как в хорошем ресторане. На судне, кроме всего прочего, готовят свой хлеб (очень вкусный, следует отметить).  Было бы из чего готовить, а  продовольствия в кладовых более 30 тонн, так что выбор есть.

«Мы в Арктике, все что угодно может случиться, поэтому продовольствие всегда берем с запасом, — поделился профессиональным  секретом шеф-повар «Ямала». — Этих запасов хватит на 173 человека и 18 человек со станции «СП-36», которых мы примем на борт.

Камбуз – это сердце корабля, от того, как встретят и накормят экипаж, зависит многое. На «Ямале» недовольных качеством приготовленных блюд я не видел, зато стал обращать внимание на то, с каким вниманием люди бывалые изучают меню».

Сегодня на «СП-36» летал вертолет. МИ-8Т принял на борт капитана судна, начальника экспедиции «Арктика — 2009», членов экспедиции, двух журналистов и в 13.30 с задней палубы ледокола отправился на дрейфующую льдину. По сути это начало согласовательных работ по швартовке ледокола к льдине, на которой находится станция.  Сама процедура была довольно длительной, вылет откладывался, вертолет то расчехляли, то зачехляли, но в конце концов все случилось. Поражала филигранность работы летчиков, как во время взлета, так и во время посадки, точная безукоризненная работа.

Основной задачей полета на «СП-36» была оценка состояния ледяного поля и рекогносцировка для вхождения в него ледокола. Для успешной эвакуации станции необходимо подвести судно максимально близко к «СП-36», но при этом сохранить ту часть льдины, где находятся люди и грузы. Ледовая разведка позволила наметить оптимальную дорогу к льдине. Одним словом, до станции остался буквально один день пути…

«Состояние ледяного поля к нашему немалому удивлению очень хорошее,- заявил начальник экспедиции Владимир Соколов, подвод итоги полета. — Практически размеры ледяного поля сохранились. Хотя в апреле марте динамика льда высокоширотного арктического бассейна была достаточно сильна, и это затронуло льдину станции. Она была практически расколота, и фактически там лишь та часть, где находится сейчас лагерь, не была затронута трещинами. Но в апреле, во время очень сильных морозов все замерзло, и льдина стала единым монолитом. Станции, в этом смысле повезло. Непосредственно сам процесс вхождения в льдину может занимать очень много времени, но операция выполнима, размер ледяного поля около 6 километров на 5 километров».

Мы готовимся к встрече полярников, экипажу предстоит тяжелая работа, необходимо как можно быстрее собрать все оборудование, принять на борт уставших людей и направиться выбирать ледяное поле для «СП-37»…

Кстати, на нашем ледоколе есть бассейн, который заливается водой из моря. Он пользуется огромной популярностью, как шутит экипаж «Ямала», после него можно хвастаться, что купался в Северном Ледовитом Океане  без последствий. Бассейн и впрямь наполняется водой с температурой за бортом, но потом прогревается. Кроме того, на борту есть два спортзала, баскетбольная площадка и две сауны. Ученые НИИ Арктики и Антарктики устроили на ледоколе курс лекций в кинозале. Так что каждый, кто находится на борту, может, полнить свой интеллектуальный багаж…  

26.08.2009. Начата эвакуация станции «СП-36»

Практически весь день, начиная с четырех часов утра, был посвящен непосредственно поиску, а затем швартовке к ледовому полю на которой находится «СП-36». С «Ямала» взлетел вертолет и направился на льдину с десятью специалистами на борту. Ледокол тем временем подходил к дрейфующей станции…

Сергей Крюков, второй помощник капитана ледокола «Ямал»: «Мы выбирали правильный ракурс подхода ледокола: должен был быть ровный лед, удобные подъездные пути для тракторов, которые будут подвозить оборудование».

 

Затем «Ямал» подошел  к ледовому полю, на котором находилась станция. Начался процесс выбора оптимального маршрута входа непосредственно в льдину. Ситуацию осложнял сильный туман. Для того, чтобы точно определить месторасположение станции, полярники включили ручной GPS-передатчик, по которому приборы корабля зафиксировали три точки: кают-компания, край льдины и так называемый «полигон». Эти три точки позволили привязать станцию к месторасположению судна. Данная операция заняла два часа. Непосредственно GPS был необходим лишь для определения пространственных характеристик станции, дальше полагались только на радар. 

Станцию стало видно только с расстояния двух кабельтовых. Полярники выбрали хорошую льдину, на подходах было видно, что вокруг все битое, а эта держится.

В 10.15 была осуществлена привязка к станции, 45 минут ледокол шел к точке входа в льдину с нужного ракурса, в 11.00 «Ямал» вошел в льдину. С этого момента ледокол сменил тактику хода. Если до этого «Ямал» колол лед, то в этой ситуации судно начало подминать его под себя. Лед стал проходить внизу и выходить сзади в виде дробленого крошева... 

Олег Дронин, третий помощник капитана ледокола «Ямал»: «На льдине во время аккуратного движения «Ямала» человек при помощи флагов показывал место, куда должен «вписаться» ледокол. Поэтому, когда  ледокол заходил в сложный с точки зрения продвижения многолетний лед и вдруг попадал в те зоны, в которых нет возможности двигаться дальше, он давал задний ход и корректировал направление движения. Наша задача была не допустить появления больших трещин».

 

Многолетний лед — это такое ледовое образование, которое может формироваться из огромного количества льда разных лет. Он тает, а затем заново намерзает. В результате получается слоеный пирог, в котором спрессован лед разных времен.

Когда пишешь эти строки, получается как-то просто: «ледокол давал задний ход», возникает образ необыкновенной легкости маневра. Так оно в принципе и есть, но только после того, как мы пришвартовались около станции, я понял, о какой махине все это время писал... 



Таким образом, наше 150-метровое судно водоизмещением 23 тысячи тонн аккуратно, почти не оставляя трещин, пробиралось по льду, на котором находилось 18 человек. У станции мы встали в 13.52. 

27.08.2009 Погрузка продолжается

Стоянка «Ямала» по плану должна занять трое суток. Все это время будет идти погрузка оборудования дрейфующей станции. Как известно, ледокол прибыл на нее с некоторым опозданием, поэтому работа кипит.

Судно в это время стоит на так называемых «ледовых якорях» — деревянных брусьях, которые вставлены в лунки во льду, за которые закреплены швартовы. Получается, теперь «Ямал» дрейфует вместе со льдиной «СП-36». Скорость дрейфа составляет около 2 кабельтовых (370 метров) в час. Снятые с борта вертолета, все постройки станции кажутся маленькими, теряются на фоне белого безмолвия.



Скоро здесь все изменится: коллектив станции сворачивает лагерь, разбирает домики и упаковывает оборудование. На «СП-37» оставят только собак – охранять полярников от белых медведей.

27.08.09. О льдинах

На земле все ждут от нас фотографий белых медведей, но это не так-то просто. Они на станции были всего два раза. И как говорят очевидцы, оба раза на людей практически не обращали никакого внимания. Медведи приходили, чтобы разведать обстановку и порыться в мусорных баках.

«Одного мишку мы пытались вспугнуть выстрелом из ракетницы, так он и ухом не повел, — рассказывает Алексей. — Молодой еще был».

Станционные охранники, собаки Дина и Дик, тогда еще были маленькими. «Но все равно уже тявкали», — говорит Алексей Климов.

 Дик и Дина

Теперь на станции уже четыре собаки: за время зимовки у Дины и Дика родилось два щенка. И если маме с папой предстоит и дальше охранять полярников от белых медведей на «СП-37», то их потомство  увидит Большую землю. Кстати, щенят назвали Торос и Вьюга… 

Капитан Станислав Румянцев и начальник экспедиции Владимир Соколов практически не уходят с капитанского мостика. Основная задача – максимально быстро свернуть «СП-36», затем несколько дней перехода и поиск ледового поля для новой дрейфующей станции. Сейчас есть три льдины-претендентки на это эту почетную роль, но решать будут на месте, когда можно будет использовать не только данные со спутника, но и визуальный контроль, а также недюжинный опыт организаторов экспедиции.

Однако если ученые используют спутники для того, чтобы выяснить, какая льдина подходит или не подходит для высадки станции, то экипажу ледокола «Ямал» космическая связь нужна для иных, но все же похожих целей. Мы решили расспросить, каким образом ледокол выбирает дорогу к цели, когда планирует плавание. Об этом нам рассказал инженер-гидролог «Ямала» Борис Пащенко.

«До 90-х в основном мы получали данные для прокладки маршрута при помощи самолета, который летал в заданном направлении. – говорит он. — Тем же самым занимался бортовой вертолет. Теперь ледовую информацию мы получаем при помощи спутников, это радиолокационные данные и фотоснимки. Фотоснимки могут не подойти, если будет облачность, а вот радиолокация облаков не боится. На основании полученных снимков инженер-гидролог может проанализировать ситуацию и выяснить, где находиться кромка льда в тех массивах ледовых полей, которые находятся по курсу ледокола. Также по снимкам можно определить так называемую «сплоченность льда», то есть процент льда на определенной акватории. Например, если сплоченность льда составляет 10 баллов, то это означает, что 100% поверхности этой акватории занято льдом. Толщину льда и другие характеристики по снимкам со спутника получить нельзя. Сплоченность льда может быть разной, то есть акватория, занятая льдом, может состоять из спаянного, дробленного и другого льда».

Когда «Ямал» выходит в море, Борис Пащенко вылетает на вертолете и выбирает, куда идти. Это делается на основе визуального контроля.

«Толщина льда определяется по цвету, по торосистости и другим качествам, — продолжает он. — Если сглаженный торос, то это уже многолетний лед, если острый — то однолетний. Если лед с голубым оттенком, то это многолетний лед, если он зеленоватый, то лед двухлетний. При этом нужно понимать, что если это многолетний лед, то его толщина более 2,5 метров, если двухлетний — то от полутора до двух с половиной метров. Но с 2003 года лед стал тоньше: раньше он был больше трех метров, а теперь мы находим двухлетний лед толщиной два метра».

 Погрузка

Работа по сбору поселка и оборудования СП-36 продолжается своим чередом. Выдался на удивление солнечный день, пресса немедленно высыпала на лед и приступила к фото- и видеосъемкам. С 26 на 27 августа льдина и ледокол продрейфовал еще на 11 километров. Полярники, проведшие зимовку на «СП-36», хвалят льдину.

«Считай, что она такая же и осталась, ничего с ней не стало», — говорит инженер станции Алексей Климов. 

28.08.09. Погрузка практически завершена

Сегодня экипаж ледокола поздравили с годовщиной: исполнился ровно год с того дня, как ФГУП «Атомфлот» перешел в ведение Госкорпорации «Росатом». 

Вообще, если позволите уделить немного внимания этой теме, Россия сейчас обладает самым мощным ледокольным флотом в мире и уникальным опытом конструирования, постройки и эксплуатации таких судов. А ледоколы на атомной тяге есть только у нашей страны. Сейчас атомный флот насчитывает 6 ледоколов, 1 контейнеровоз и 4 судна технологического обслуживания. Кроме «Ямала», у нас есть еще три ледокола мощностью 75 тыс. л.с. («Россия», «Советский Союз» и самый новый — «50 лет Победы») и два ледокола мощностью 50 тыс. л.с. («Таймыр» и  «Вайгач»). К ним добавляется также лихтеровоз-контейнеровоз «Севморпуть» мощностью 40 тыс. л.с., 2 плавтехбазы («Имандра» и «Лота»), спецтанкер «Серебрянка» и судно для обеспечения дозиметрического контроля и санобработки «Роста-1».

Любопытно, что атомный ледокольный флот развивался почти параллельно с отечественной атомной энергетикой. Решение о строительстве первого атомного ледокола было принято 20 ноября 1953 года. Его закладка состоялась 24 августа 1956 года на стапеле Адмиралтейского завода в Ленинграде (для сравнения — первая в мире АЭС была запущена 27 июня 1954 года в подмосковном Обнинске). 5 декабря 1959 года атомный ледокол «Ленин» был принят в эксплуатацию. В его создании принимали участие 510 предприятий и организаций страны. Сейчас первый атомный ледокол уже списан, и на нем планируется открыть музей атомного флота России... 

Но вернемся на «Ямал». Несмотря на памятную дату, все приступили к дальнейшей работе. Обязанности при погрузке имущества станции на судно разделены, экипаж ледокола управляет кранами и процессом размещения объектов станции на палубах и трюмах, а бригад экспедиции занимаются  сборкой  и перемещением грузов на льдине и подвозкой их к судну. Для погрузки оборудования на ледокол используется вертолет «Ми-8T» и краны судна. Их несколько. Тракторы, вертолет снегоходы подтаскивают грузы к борту, после чего их поднимают на кранах.

Вертолетчики  2-го Архангельского отряда показывают высочайший класс работы. Бочки и даже вездеход  прицепляются к тридцатиметровому  тросу и доставляются к ледоколу.  Наблюдать за этим довольно тяжело: ветер от работающего винта сносит с ног. Но работа спорится, и мы приближаемся ко второй части операции – поиску подходящего ледяного поля и выгрузке «СП-37».  

 

30.08.09. Прощай, «Северный полюс-36»!

Сегодня «СП-36» официально прекратила свое существование. На торжественную церемонию вышли все: капитан и экипаж «Ямала», полярники и мы. Все 18 человек из «СП-36» выстроились около российского флага, и по команде Владимира Соколова флаг был спущен. Было сказано много теплых слов в адрес ученых, проведших без малого год на льдине.

 Команда СП-36

Тем временем на «Ямале» по-прежнему ведутся работы по укреплению погруженного имущества станции. Без надежного закрепления все может оказаться за бортом, поэтому сейчас все усилия команды направлены именно на это. «Ямал» загружен до предела. Везде, где только можно, стоят грузы, бочки, разобранные домики, снегоходы, трактора. Возможно ночью отчалим…

6 комментариев

avatar Как должно быть гордятся жёны своими мужьями-героями! Я тоже испытываю гордость, когда читаю о таких людях, молодцы!
avatar Хоть что- нибудь о невероятных находках?Ну ни одного слова.
avatar Уважаю мужество ученых - полярников. Надеюсь, хотя бы часть из них не принадлежит к спящей цивилизации.
avatar Ну где эти "уникальные находки заполярья", которые были анонсированы? Где вообще какие -то результаты от полярных экспедиций. Такое ощущение, что там толкут воду в ступе. Где открытия? В заполярье нужно искать Гиперборею. Вы хоть знаете Что это?
avatar Мне 47 лет. Ранее я 8 лет ходил на судах загранплавания(с 1983 по 1990), и на зверобойных шхунах в ВПРО "Севрыба", "Архангельскрыбпром", порт приписки Мурманск. Работал матросом-рулевым, и хорошо знаю работу матроса. Работал в загранке, и побывал в разных кап/странах. Знаю английский язык, хорошо изучил комп, имею юридическое образование. Хотел бы со своим отличным здоровьем еще годиков 10 поработать в море, которое обожаю и люблю. На зверобойной шхуне "Мезень" ходили на Шпицберген, и ловили зверя в Баренцевом, Белом морях. Очень хотел бы трудоустроиться на ледокол. Работы я не боюсь. С уважением к морякам. Мой электронный адрес: gogola23.ru@mail.ru
avatar Владимиру Соколову. Добрый день, Владимир! Ивините, не знаю как Вса по батюшке. Беспокоят из далекой Воркуты. У меня вопрос. Как можно попасть к Вам на работу. Я бы выслал анкету. Спасибо, с уважением, Георгий Мамулайшвили. mito@inbox.ru 89125562353 8 82151 35252

Оставить комментарий