Хроника полярной экспедиции. Начало пути

Недавно на нашем блоге была заметка о том, что ледокол «Ямал» с несколькими журналистами на борту готовится отправиться в полярную экспедицию для эвакуации полярной станции «Северный полюс-36» и высадки полярников для «СП-37». Участники экспедиции — представитель Росатома Федор Буйновский и редактор «Популярной механики» Дмитрий Мамонтов — пообещали рассказывать о своих впечатлениях по свежим следам в специальных блогах. Заглянем к ним в записи.


По некоторым причинам отправление ледокола несколько задержалось, зато у участников экспедиции появилась возможность тщательно исследовать судно, порт Атомфлота, окрестности Мурманска и побывать на родоначальнике всего атомного ледокольного флота — ледоколе «Ленин», который сейчас превращен в импровизированный музей.

Своими обводами «Ленин» гораздо более напоминает яхту или круизный лайнер, нежели ледокол. В этом году, 3 декабря, основоположнику атомного ледокольного флота исполняется ровно 50 лет. Но и снаружи и внутри судна нет ни малейшего намека на разрушительное действие времени: о том, что ледокол не является действующим, даже мысли не возникает. Экскурсовод из местного краеведческого музея с гордостью водит нас по судну, рассказывая о том, что за 100 дней работы импровизированного музея его уже посетили 10 тысяч человек.
Перед отправлением - немного теории:
«Регион обитания» ледоколов класса «Арктика» ограничен, простите за тавтологию, собственно Арктикой. Работа ядерной энергетической установки требует холодной воды для охлаждения, поэтому пересечь экватор и пойти, например, к Антарктиде, «Ямал» не может. Зато он может то, чего не могут другие суда (за исключением ледоколов-однокласников) — уверенно достигать Северного полюса практически независимо от времени года, погоды и ледовой обстановки. «Ямал» посещал Северный полюс более 30 раз.
Наверное, многих интересует вопрос про радиацию. Еще в Мурманске заместитель генерального директора ФГУП «Атомфлот» Юрий Соленов рассказал нам, что природный фон в этом городе выше, чем уровень радиации на любом ледоколе! А вот живой пример того, что в этом плане на судне все в порядке: старший механик атомной паро-производящей установки Виктор Никитенко работает на атомных ледоколах уже 17 лет, сейчас ему 40, и он прекрасно выглядит…
Владимир Блинов  (зам. начальника отдела внешних связей ФГУП «Атомфлот» и автор книги «Ледокол «Ленин»: первый атомный») по моей просьбе прояснил и историю с раскраской «Ямала», о которой я упоминал в предыдущей заметке: «Предыдущие ледоколы окрашивались в желтый цвет, однако позднее выяснилось, что этот цвет недостаточно заметен с воздуха. Поэтому «Ямал» и «50 лет Победы» окрашены в гораздо более заметный ярко-красный цвет. А акулья пасть на «Ямале» появилась в 1994 году, когда он в рамках одной из гуманитарных программ возил детей из разных стран мира на Северный полюс. Чтобы было веселее, кто-то предложил нарисовать на носовой части улыбающуюся акулью пасть. Когда подошло время очередной подкраски, пасть хотели закрасить, но компании, организующие круизы к полюсу, воспротивились: к тому времени пасть стала, как это сейчас принято говорить, брэндом «Ямала». Так и оставили. Кстати, с окраской ледовых судов связана и еще одна забавная история. Почти все знают, что суда усиленного ледового класса типа СА-15 называют «морковками» за оранжевый цвет, но мало кто помнит, как возникло это прозвище. А дело было так: когда такое судно в первую навигацию вошло в порт Дудинка, какой-то ребенок из толпы встречающих, глядя на построенное на финских верфях оранжевое судно, воскликнул: «Папа, папа, смотри — морковка!». Вот и прилипло прозвище».
Экспедиция стартовала:
Поздним вечером, в 23 часа 21 августа на «Ямале», стоящем на рейде, загремела мелодия «Прощание славянки» — такова традиция ухода ледокола в рейс. Через два часа, высадив лоцмана на подошедший катер, «Ямал» покинул Кольский залив и вышел в открытое море.
23 августа, 1:10
76 градусов 23 минуты с.ш. 37 градусов 46 минут в.д.
Борт атомного ледокола «Ямал»
 
Вот уже вторые сутки «Ямал» пробивается через льды и шторма и идет по Баренцеву морю. Солнце, пробивающееся днем из-за облачности, придает воде бирюзовый цвет, которому может позавидовать любой тропический курорт. Ледокол идет почти полным ходом — 19,5 узлов (его максимальная скорость — 21 узел), наверстывая трехдневную задержку, возникшую из-за бюрократических препонов. Температура воздуха днем плюс 10 градусов — в общем, пока это морская прогулка.


Пока корабль преодолевает ледовые просторы у журналистов есть возможность побродить по внутренностям судна и изучить устройство ледокола:
Мне удалось поговорить и с Виктором Никитенко, старшим механиком АППУ (атомной паропроизводящей установки). Он немного рассказал о конструкции и об особенностях эксплуатации атомного реактора: «Реакторные установки ОК-900А, которые установлены на «Ямале», прекрасно зарекомендовали себя во время долгих лет эксплуатации в самых разных условиях. Это два классических двухконтурных водо-водяных реактора, надежных и безопасных. Атомная силовая установка спроектирована с запасом по мощности, так что на 80% мощности реактора мы можем полностью обеспечить энергией двигатели и вспомогательные системы ледокола. Сейчас, когда ледокол идет почти полным ходом, но по чистой воде, оба реактора развивают около 50% мощности». Система защиты сконструирована так, что ввод стержней-поглотителей возможен даже при полном отказе электропитания и в любом положении, даже при оверкиле — это обеспечивают пружины. А в случае серьезной аварии в первый контур реактора закачивается жидкий поглотитель — раствор борной кислоты (бор очень хорошо поглощает нейтроны).
Ледокол имеет два независимых водо-водяных ядерных реактора мощностью 170 МВт. Мощность реактора избыточна, то есть когда силовая установка работает на 100%, реактор работает на 80%. Это сделано для того, чтобы можно было дойти на одном реакторе, если второй по каким-либо причинам окажется неработоспособным. Если бы реактор был один, то нужно было бы предусмотреть средства резервного хода для случая отказа реактора, но у «Ямала» необходимости в этом нет. Вокруг реактора — биологическая защита, состоящая из бетона, стали и воды.
 
«Наш ледокол спроектирован таким образом, чтобы он мог проходить ровный, не заснеженный припаянный лед толщиной до двух с половиной метров со скоростью 1-2 узла, — говорит Александр (главный инженер-механик судна Александр Ельченинов). — Нет такого льда, который бы мы не прошли, только разными способами. Пока у нас не было ни одного повреждения от столкновения со льдами. Как всякое другое судно, ледокол разделен на отсеки для безопасности. Из технических особенностей – наличие «ледового пояса», ленты вокруг всего корпуса судна из высокопрочной стали, а также наличие двойного дна. Водоизмещение — 23 тыс. тонн, максимальная скорость — 21 узел, мощность — 75 тысяч лошадиных сил. Корпус у Ямала двойной, поэтому если будет поврежден внешний, защитит внутренний. Если ледокол застрял, то мы применяем такой прием: то в кормовую, то в боковую часть судна попеременно поставляется вода по тысяче кубов, это позволяет раскачать корабль и поломать лед. Есть такие же бортовые резервуары. Плюс особая форма корпуса ледокола, которая как бы вспарывает воду и лед. Ноу-хау «Ямала» заключается в подаче воздушных пузырьков вдоль корпуса, за счет чего происходит смачивание, лед не налипает и ледокол приобретает дополнительное преимущество перед большими массивами льда». 
Специально для недоверчивых журналистов устроили, что называется отдельную сессию радиационного контроля. Дозиметрист Андрей Любушкин прошел по судну с дозиметрическим прибором по судну и произвел замеры. «5 микрорентген в час, на уровне природного фона»,  — сообщил он, изучив показания прибора. Что тут скажешь, комментарии, как говорится, излишни. Кстати, по словам дозиметриста, в Мурманске фон повыше, он там может составлять и 7, и 8, и даже 11 микрорентген в час.    


Ну и напоследок забавный кадр, снятый при отправлении ледокола моим соседом по каюте, фотографом из ИТАР-ТАСС Владимиром Смирновым. Будущие покорители Арктики из команды СП-37 в своих фирменных шапках-ушанках — предмете зависти всех иностранных полярников.
  

Посмотреть на Яндекс.Фотках
  • 0
  •  ()

2 комментария

avatar [...] Высокоширотная экспедиция «Арктика – 2009» успешно завершилась. В течение 27 суток атомный ледокол «Ямал» ФГУП «Атомфлот» госкорпорации «Росатом» прошел по Арктическим морям и северному ледовитому океану более 3 тысяч миль, то есть примерно 5 тысяч километров. [...]
avatar [...] Мы продолжаем следить за ходом полярной экспедиции «Арктика-2009», отправивившейся к «макушке Земли» на атомном ледоколе «Ямал». Преодолев много сотен морских миль пути, ледокол почти вплотную приблизился к первой цели своего путешествия - льдине обитания полярной станции «Северный полюс-36».  Итак, слово предоставляется неподсредственному участнику экспедиции и представителю Росатома по совместительству  Федору Буйновскому. Кстати, Федор пообещал опосредованно ответить на все вопросы любознательных читателей , касающиеся экспедиции, ледокола или быта полярников.  Так что если вас, например,  интересует количество индивидуальных дозиметров на ледоколе, какие байки травят полярники и зачем на льдине нужны собаки,  не стесняйтесь - задавайте Федору Буйновскому вопросы через сайт Госкорпорации «Росатом». [...]

Оставить комментарий