Внимание, смена!



Работа у них такая
   Высокотехнологичное оборудование и высокопрофессиональные специалисты. Вот краткое описание блочного пункта управления. Именно там следят за самыми важными процессами Нововоронежской АЭС.
   Блочный пункт управления, или БПУ, – это мозг любой АЭС. Раньше (до того, как были построены энергоблоки № 6 и 7) их называли блочными щитами управления (БЩУ), технология несколько изменилась, но суть осталась прежняя. За работой следит команда профессионалов.
Люди в чёрном
   Чёрные костюмы и галстуки. Идеально выглаженные белые рубашки. Начищенные туфли. Чем не герои голливудского блокбастера? На самом деле, это сменный персонал Нововоронежской АЭС. Однако эти люди отличаются не только внешним видом, но и особым профессиональным стилем общения.
   Мы познакомились со сменой «В» энергоблока № 6 во время заключительного этапа первого планово-предупредительного ремонта (ППР).
   Во время ППР на БПУ кроме сменного персонала находятся специалисты, которые отвечают за различные этапы ремонта. Это сотрудники Нововоронежской АЭС и подрядных организаций, но работников БПУ можно легко отличить. Положение обязывает.


   На БПУ работают молодые и перспективные, те, кто имеет высшее специальное образование, прошел психологическое обследование и много-много часов провел на тренажере, получая необходимые навыки командной работы. Опыт приобретали и на разных атомных станциях. Те, кто следит за работой АЭС на БПУ, должны глубоко понимать все процессы, происходящие на энергоблоках и уметь быстро принимать важные решения в любой ситуации.
– Требования к наличию системы индивидуальной поддержки оператора, которые теперь являются стандартами МАГАТЭ, были инициированы именно сотрудниками Нововоронесжкой АЭС, – поясняет директор Нововоронежской АЭС Владимир Поваров. – Этот проект позволяет оператору ориентироваться в процессе эксплуатации и даёт колоссальные возможности для управления технологическим процессом.

  
   Смена состоит из шести человек. Во главе, в центре помещения – начальник смены блока. Он успевает следить за работой оборудования с семи мониторов, на которые выводятся показания приборов и картинки с видеокамер. Они установлены над реактором и турбиной. Турбина, к слову, колоссальная, первая – с водным охлаждением. На других турбинах охлаждение проводилось с помощью водорода. А еще – скорость вращения ротора турбины шестого энергоблока – 3000 оборотов в минуту.
 

   Слева на БПУ расположены панели реакторного отделения и систем безопасности, справа – турбинного отделения. По этим панелям четыре человека отслеживают работу различного оборудования. В реакторном отделении – ведущий инженер управления реактором и начальник смены реакторного цеха, в турбинном отделении – ведущий инженер управления турбиной и начальник смены турбинного отделения. Кроме НСБ (начальника смены блока) есть еще – начальник смены атомной станции – НС АЭС, он ответственный за все действующие блоки.



   Искусственный интеллект под контролем человека
   На первых ВВЭРовских энергоблоках персонал обязан был фиксировать показания множества приборов и датчиков вручную. Каждые несколько минут все цифры скрупулезно записывались в журналы, чтобы в случае необходимости можно было посмотреть показания в конкретный момент времени. Теперь на помощь пришла сложная техника.
Процесс компьютеризированный, всё фиксируется автоматически. С одной стороны, это очень удобно. Машина в любую секунду может выдать необходимые данные, а с помощью видеокамер в режиме реального времени можно посмотреть, как работает оборудование. С другой стороны высокочувствительная автоматика ставит высокие требования перед персоналом. Никаких необдуманных решений – каждое неверное действие «умная» система блокирует сама. Отдельно стоит щит системы безопасности, который относится к реактору.

   Любое отклонение в параметрах уже считается нештатной ситуацией, реагирует на неё в основном автоматика. Все нестандартные ситуации прописаны в инструкции. Персонал БПУ знает их назубок.
   Здесь нет мобильной связи и интернета, поэтому погуглить ответы на вопросы не получится. Отсутствие интернета – самый простой и самый надежный способ защититься от хакерских атак и компьютерных вирусов. Нет связи с внешним миром – нет проблем. Хотя, конечно, способ коммуникации здесь есть – стационарный телефон. Действовать через такую технику террористы, к счастью, еще не научились.


   И реактора начальник, и турбины командир
Как было сказано выше, на БПУ процессом руководит начальник смены блока. Владислав Исаев работает начальником смены блока четвертой очереди.
– Если бывает ситуация, которая требует решения, это решение остается за мной и за начальником смены станции, – говорит Владислав Александрович. – Во время аварийных ситуаций, подчиненный персонал действует в соответствии с инструкциями и распоряжениями старшего оперативного лица. Для каждой ситуации у нас прописана инструкция. Оператор берет эту инструкцию и действует в соответствии с ней. Если что-то пошло не так, то старшее оперативное лицо должно принять решение. Я же беру на себя ответственность за дальнейшие действия.


Этим Нововоронежская АЭС станция отличается от, например, Фукусимской АЭС. В масштабе произошедшей катастрофы была частично виновата система управления энергоблоком. В ночные смены, когда директора нет на месте, при возникновении аварийной ситуации, начальник смены АЭС может и должен принимать самостоятельные решения. А в Японии процесс согласования доходит вплоть до правительства страны. На это тратятся драгоценные минуты, каждая из которых в случае ЧС становится на вес золота.
Дмитрия Доброва сейчас только готовят на должность «начальник смены блока». Он проходит стажировку: атомщик обучается производственным работам и помогает смене на пуске блока.
– Начиная с рабочих должностей в реакторном цехе, я дорос до начальника смены реакторного цеха, – рассказывает Дмитрий. – После пуска блока дали программу на НСБ. На моей предыдущей должности я был главным оперативным лицом в реакторном отделении. Начальник смены блока – это главное оперативное лицо, которое следит за всеми подразделениями блока: турбинный цех, электроцех, цех автоматики. Расширяются обязанности, знаний больше надо получить, усиливается ответственность.


   Начальник смены атомной станции четвертой очереди Максим Тучков работает в этой должности уже полгода. На новую ступень поднялся после очередного курса обучения.
– Объем знаний, который мы осваиваем, с каждым годом становится все больше, – рассказывает Максим Юрьевич. – Плюс у нас оборудование совершенно другое: по сравнению с предыдущими серийными энергоблоками здесь все более надежно и безопасно.
Несмотря на молодость, Максим Тучков был участником знаменательного, исторического события – физического пуска инновационного энергоблока № 6 Нововоронежской АЭС. Это говорит о большом доверии к молодежи, которая продолжает традиции сменного персонала и привносит в эту работу много нового и интересного.
Цепная реакция     
   Основой для получения тепла в ядерной энергетике является реакция деления ядер урана-235 под действием нейтронов и рождения при этом двух или трех новых нейтронов в каждом акте деления, благодаря чему процесс деления урана-235 может самоподдерживаться. В промышленных условиях реакция деления осуществляется в ядерном реакторе.
За этими сложными процессами следят ведущие инженеры по управлению реактором. Они контролируют работу техники при срабатывании средств защиты.
Антон Молодцов – ведущий инженер по управлению реактором.
– Я, в первую очередь, контролирую активную зону, слежу за основными системами и оборудованием первого контура, за соблюдением всех пределов условий безопасной эксплуатации. Наблюдаю, чтобы не было никаких нарушений и отклонений в работе агрегатов, – говорит Антон Александрович.
   Со стороны может показаться, работа легкая: сиди себе за столом да смотри в монитор. Но это лишь видимость. Надо быть усидчивым и очень внимательным, уметь заметить любые изменения параметров. Когда блок работает на мощности, топливо разогрето, процессы идут, цепная реакция не останавливается.
ППР закончился, а шестой блок перед этим уже успел проработать целый год. Персоналу БПУ есть, с чем сравнивать. Так что же сложнее: поддерживать энергоблок в рабочем состоянии или останавливать, а потом заново вводить в эксплуатацию?
– На мой взгляд, сложнее останов и пуск блока, – считает Антон Молодцов. – Очень много программ, которые необходимо выполнить перед пуском блока. На мощности легче вести контроль. Есть диспетчерский график, который ты выполняешь, ты следуешь за нагрузкой, ты контролируешь параметры. Здесь немножко труднее, отдельные программы разрабатываются, отдельные бланки.     Это не рутинная работа, а разовые задачи, они всегда сложные.
После планово-предупредительного ремонта все системы, которые были в ремонте, общими усилиями ожили заново. Здесь управляют ядерным реактором, укрощают энергию ядра, вырабатывают огромное количество электричества. Все это сложно, но работает, как единый организм. И, несмотря на то, что блок новый, все еще притирается, с ним находят общий язык. Энергетики приручают его, как зверя, и заставляют работать на благо нашего города и страны.










2 комментария

avatar
  • s360
  • 0
Почему все эти процессы до сих пор не автоматизированы?
avatar Потому что в центре атома — человек)

Оставить комментарий