Градирни, влажные и безопасные


Тема строительства так называемых «влажных» или «мокрых» испарительных градирен ЛАЭС-2 регулярно будируется в интернете. При этом безопасное соседство с подобным видом охлаждения — вполне обычное дело для многих предприятий энергетики.

Предлагаем вам ознакомиться с мениями экспертов по данной теме.


Юлия Снигирь во время съемок фильма «Атомный Иван». Внутри градирни строящегося энергоблока №1 ЛАЭС-2.

Пресман Михаил, начальник группы проектирования градирен, Атомэнергопроект:

«Заместитель генерального директора-директор отделения технологии ВВЭР Александр Казарин обосновал, почему для ЛАЭС-2 был выбран вариант с так называемыми „мокрыми“ градирнями.
Он пояснил, что было проведено технико-экономическое сравнение возможных вариантов, и, в итоге был принят вариант с испарительными градирнями с естественной тягой (»мокрые" градирни).
Основными причинами такого выбора стали:
— необходимость достижения требуемых технико-экономических показателей проекта ЛАЭС-2, сроки реализации проекта,
— референтность принимаемых решений,
— положительный опыт эксплуатации на действующих АЭС в России и за рубежом,
— а также соответствие требованиям нормативной документации в области охраны окружающей среды.
В результате проведения комплекса расчетов по исследованию влияния градирен на микроклимат местности в районе площадки ЛАЭС-2 был сделан вывод, что влияние градирен будет ограничено промплощадкой будущей АЭС.



Этот вывод был подтвержден заключением государственной экологической экспертизы «Ростехнадзора»:
1.     Так называемые «мокрые» градирни (а правильно все-таки называть испарительные) не оказывают негативного воздействия на окружающую среду. Это подтверждается опытом эксплуатации испарительных градирен по всему миру, а в России — это опыт Нововоронежской АЭС, Калининской АЭС, десятки градирен работают на ТЭС Мосэнерго вокруг г. Москва, сотни градирен работают в Сибири и на Дальнем Востоке. Для оценки воздействия градирен ЛАЭС-2 на экологию г. Сосновый Бор выполнен ряд научно-исследовательских работ. Их результат подтверждает безопасность градирен для окружающей среды.
2.     Никакой связи между потребностями атомной станции в технической воде и воде, потребляемой жителями, нет!
Для подпитки испарительных градирен на энергоблок потребность составляет порядка 2500 м3/час. Вода для подпитки берется из Финского залива. Сегодня для действующей ЛАЭС вся вода для блока берется из Финского залива и сбрасывается в залив. Для новых блоков потребность в свежей воде составляет  150000 м3/час, и при прямоточной схеме водоснабжения (без градирен) вся вода в таком случае берется из залива и сбрасывается в залив. Таким образом, решение с испарительными градирнями экологически более оправданно, чем прямоточная система охлаждения, а ведь именно такая система применена на действующей ЛАЭС. И связи с питьевой водой никакой нет. Вода из градирен – не зараженная. Это не радиоактивный контур! Из градирен выходит пар – чистый конденсат – это и есть 2500 м3/час воды, которые надо восполнять. Капельный унос из градирен – 1,5м3/час (на один блок).
В каплях состав воды идентичен составу воды в заливе!"
 

Лидия Блинова, ведущий специалист по инженерной экологии ОАО «Санкт-Петербургский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт «Атомэнергопроект»:
«Мы занимались разработкой проекта первой и второй очереди ЛАЭС-2, а также оценкой воздействия на окружающую среду в последние годы. Также по всем вопросам, которые были отражены в акте по итогам работы рабочих групп*, подписанном первым заместителем генерального директора ОАО «Росэнергоатом» В.Г. Асмоловым, за эти 1.5-2 года мы провели соответствующие работы и дали ответы. В том числе по мелкодисперсной пыли фракции 10 микрон (PM10) и 2.5 микрона (PM2.5).
Содержание мелкодисперсной пыли у нас в России начало нормироваться с 2010 года, а ОВОС для 1-й очереди у нас был сделан в 2007 году, а для 2-й – в 2009 г. Давно известно, что мелкодисперсная пыль оказывает основное воздействие на здоровье населения. У нас есть данные многолетнего мониторинга по этому региону, не по мелкодисперсной пыли, а по взвешенному веществу в воздухе. Располагая теоретическими знаниями о том, что мелкодисперсная пыль составляет от 50 до 60% от общей массы взвешенного вещества, мы на основе 30-летних наблюдений в районе расположения ЛАЭС получаем представление о концентрациях и рисках. Результаты оценки риска для населения в соответствии с действующими нормами получились близкими к приемлемым значениям. К тому же следует добавить, что положение в Сосновом Бору гораздо лучше, чем во многих других регионах, где нет лесов, поскольку лес играет очень важную роль в поглощении пыли. На юге концентрация пыли гораздо выше, чем у нас здесь.
 
В Америке есть градирни, работающие на морской воде, да, там есть некоторые проблемы. Но там соленость морской воды в 10 раз выше и высота градирен в три раза ниже. Поэтому нельзя впрямую переносить те данные на нашу ситуацию. Солесодержание и концентрация солей в воздухе  и последствия для нашего региона совершенно другие. Копорская губа Финского залива — это солоноватые воды. Нельзя сказать, что они полностью соответствуют определению «морская вода». Потому что соленость Копорской губы меняется от 2 до 4.5 грамм на литр, в отличие от чисто морской воды, где соленость достигает 35-40 г/л (т.е., грубо говоря, в 10 раз больше). Наши расчеты по солесодержанию в воздухе показали, что не будет превышения допустимой нормы даже на высоте выброса из градирни, не говоря уже об атмосфере Соснового Бора.  Концентрации загрязняющих веществ по первой и второй очереди ЛАЭС-2 будут совершенно мизерными – это не более 1-2% от теперешнего уровня загрязнения, в том числе по мелкодисперсной примеси. И в районе санитарно-защитной зоны ЛАЭС, и тем более в Сосновом Бору».             


Киселев Сергей Анатольевич, ведущий инженер по эксплуатации оборудования Нововоронежской АЭС:
«Проект системы циркуляционного водоснабжения 3-го  и 4-го энергоблоков НВАЭС был разработан в 1968 году Институтом «Теплоэнергопроект» (г. Москва). Разработка проекта пленочной градирни башенного типа была поручена ленинградскому отделению этого института. Монтаж системы и ввод в эксплуатацию длился с 1971 по 1974 годы.
Расход воды, подаваемой на охлаждение системы, составляет порядка 160 тыс. кубов в час. Часть ее испаряется, смешиваясь с атмосферным воздухом, другая часть выносится из градирен в виде капель. Принципиальным моментом является то, что потери воды в системе оборотного водоснабжения восполняются пресной водой из р. Дон. По сути, она же и выносится из градирен. За время эксплуатации градирен на 3 и 4 блоках Нововоронежской станции воздействие на окружающую среду находится в пределах установленных нормативов.
Производственный экологический контроль – мониторинг – осуществляется в соответствии с регламентом производственного экологического контроля. Объектами наблюдения являются природные поверхностные воды, природные подземные воды, сточные, возвратные, ливневые, талые воды, промышленные выбросы вредных загрязняющих веществ в атмосферный воздух, атмосферный воздух, почвенный покров, почва, недра, донные отложения, отходы производства, потребления и наземная экосистема.
Из технического отчета проведения экологического контроля в районе размещения НВАЭС: результаты мониторинговых наблюдений состояния почвенного покрова и атмосферного воздуха, наземных и водных экосистем в районе размещения станции указывают на допустимую степень влияния производственной деятельности станции на компоненты окружающей среды.
Гидробиологический состав, биохимические свойства поверхностных вод и донных отложений р. Дон в месте сброса из градирен и циркуляционного канала соответствуют региональным показателям, что является подтверждающим фактором  об отсутствии нанесения вреда водным объектам и соответствия НВАЭС установленным законодательным требованиям. Ежегодные замеры концентрации загрязняющих веществ в атмосферном воздухе, а также факельные и подфакельные наблюдения с учетом направления ветра по утвержденным ежемесячным графикам отбора проб свидетельствуют о допустимом влиянии АЭС на атмосферный воздух и о наличии высокого показателя комфортности климата в районе размещения НВАЭС.


Данные наблюдения Госсанэпиднадзора: качество воды в  открытых водоемах осуществляется по санитарно-химическим, бактериологическим и радиологическим показателям. В летний период качество воды по бактериологическим показателям в ряде случаев не соответствует нормативам  в связи с высоким ростом размножения бактерий и цветения воды. Но это вода как до АЭС, так и ниже по течению.
Контроль качества питьевой воды: питьевое водоснабжение   населения осуществляется водой, добываемой из подземного горизонта. Особое внимание уделяется ее качеству. До настоящего времени неудовлетворительных результатов не зафиксировано.
Пищевые продукты: в продуктах животного и растительного происхождения местного производства превышения содержания химических веществ не установлено, за исключением содержания нитратов в отдельных культурах, но это обусловлено тем, что применяются удобрения».
 Из доклада руководителя регионального управления ФМБА России, главного государственного санитарного врача по г. Нововоронеж:  
«Многолетний опыт эксплуатации НВАЭС показывает, что состояние окружающей среды в зоне влияния НВАЭС и 30-км зоне остается стабильным и безопасным, мощность дозы гамма-излучения на местности находится в пределах колебания фона. Радиационно-гигиеническая обстановка, сложившаяся в зоне наблюдения АЭС, остается удовлетворительной  и устойчивой. При рассмотрении демографических показателей населения г. Нововоронеж влияния АЭС на население города не наблюдается».
 
Поцяпун Владимир Тимофеевич, депутат Госдумы РФ:
«Хотелось бы отметить, что дискуссия, которая идет в Сосновом Бору по поводу строительства ЛАЭС-2, дает многим регионам пример того, как общество может влиять на создание тех или иных объектов, на поведение власти. Но нет поводов говорить, что Росатом, областные, местные власти ведут себя как 5 или сколько-то лет назад. Ситуация сильно изменилась. Та работу, которую проводит общественный совет Росатома по организации эффективного взаимодействия между Госкорпорацией, гражданами, общественными объединениями, по информированию общественности о реализации атомных проектов на территории, является очень нужной, но все равно недостаточным элементом, потому что это большая системная работа. Ее невозможно сделать за один день неделю, даже за год. И когда задается вопрос, почему тратятся деньги Росатомом на подобную работу, могу сказать так: я всегда, будучи в  Общественном совете, говорил о недостаточной  работе, о недостаточном разъяснении того, что делается, о недостаточно понятном людям языке. Это нужно делать по одной простой причине: люди, беспокоящиеся за свое здоровье, за жизнь своих детей, получают реальный ущерб для себя – они болеют, у них нервные срывы, они падают в обмороки от самоистерики, заводят себя сами. Это действительно приносит им вред. Мы с вами должны научиться добиваться того, чтобы объекты атомной энергетики действительно были безопасны, при этом работать на достижение этой цели  без оглядки на свои узкие политические интересы, как многие делают сегодня в дискуссии о размещении ПЗРО или строительстве «мокрых» градирен в Сосновом Бору. 
Мне не очень понятно, когда один из экоактивистов Соснового Бора, выступающих, по сути, против развития атомной отрасли в Сосновом Бору, Лина Зернова, говорит, что Росатом мог бы сделать городу подарок в виде велодорожек и памятник себе поставить. Мне кажется, 4 блока, построенных в  Сосновом Бору, Андерсенград, школы, больница,  хорошее образование и здоровье выросших здесь людей — вот, наверное, что можно считать настоящим памятником, который поставил здесь себе Росатом и Минсредмаш.
Мы будем продолжать работать по развитию атомной отрасли, по реализации проектов Росатома, хотя сейчас и трудные времена. Атомпром — единственная ключевая отрасль, которая высокотехнологична, сырье, продукцию и технологии поставляет за рубеж. И это, конечно, не сырая нефть или бревна, это не газ и даже не космическая отрасль – она таких доходов РФ не приносит. Объем наших заказов приближается к 50 блокам. А судя по тому, сколько стран хотят иметь атомную энергетику и сколько переговоров проходит, в ближайшие 10 лет количество этих блоков может вырасти до 100. Это, конечно, колоссальные деньги для РФ».
 
Тверье В. М., председатель Совета ветеранов ЛАЭС:               
 
«В 90-е годы, после аварии на Чернобыльской АЭС, на волне перестройки и экономического кризиса в СССР, произошло резкое сворачивание строительства объектов атомной энергетики. Города-спутники АЭС с современной инфраструктурой и десятки тысяч их жителей остались без градообразующих предприятий,  перспектив развития и качества жизни.
В 90-е годы было остановлено строительство десяти АЭС, и еще девять объектов, на которых были проведены только подготовительные земляные работы, были заброшены.
АЭС с четырьмя моноблоками 4 000 мвт(э) с реакторами ВВЭР-1000, отработанные на первых очередях Запорожской и БалаковскойАЭС, должны были быть построены на Ростовской, Башкирской и Татарской АЭС. Я участвовал в строительстве и монтаже оборудования на Татарской АЭС в должности главного инженера. До  пуска оставался год. Были пущены пускорезервные котельные, электроподстанция, построены водоочистные и канализационно-очистные сооружения, построен кинотеатр, детские сады, магазины и школа.
Благодаря противникам строительства АЭС, которые провозгласили станцию объектом геноцида татарского народа, абсурдным заявлением, что неблагополучная экологическая и демографическая обстановка в Нижнекамске вызвана, по заявлению директора Нижнекамского нефтехимического завода, строительством АЭС, а так же в связи с экономическим кризисом, станцию закрыли, а город Камские поляны превратился в город-призрак. 3500 специалистов остались без работы.
На постсоветском пространстве, стараниями Евросоюза и США были остановлены и закрыты четыре АЭС (семь блоков):
— Чернобыльской АЭС (блок №1,2,3)
-Игналинская АЭС (блок №1,2)
-Армянская АЭС (блок №1)
-Мангышлакской АЭС (блок БН).
Причем Игналинская АЭС вырабатывала 70 % электроэнергии Литвы, а Мангышлакская АЭС с реактором на быстрых нейтронах, снабжала опресненной водой огромную территорию Казахстана.
На территории других государствпри поддержке СССР (России) было построено девять станций (двадцать семь блоков). В настоящее время восемь блоков из двадцати семи остановлены. На двух АЭС в Германии и на одной АЭС в Болгарии. Десятилетний портфель зарубежных заказов Росатома на конец 2014 года составил двадцать семь блоков на 100 млрд $. Россия в настоящее время является лидером в разработке проектов и строительстве перспективных АЭС. Высокотехнологичные отрасли дают возможность уйти от сырьевой зависимости (нефть, газ, лес).


Я призываю не заниматься интеллектуальными изысками, как это в нашем случае происходит в дискуссии вокруг строительства ЛАЭС-2 по поводу выбора типа охлаждающих систем,  а руководствоваться здравым смыслом и больше доверять профессионалам. Тем более, когда их ответы на поднятые проблемы при проектировании и строительстве ЛАЭС-2 дают объективную картину и полностью отвечают на заданные вопросы.
Считаю, что поднятые проблемы должны решаться конструктивно профессионалами, а не использоваться для возбуждения населения с возможными крайне негативными последствиями для Соснового Бора».
 
 

1 комментарий

avatar К «мнению» Пресмана М.Р.
1. Пресман М.Р. не ссылался на А.М. Казарина. тем более из статьи не понятно кто, что «обосновал», а кто, что «пояснил».
2. Это не заключения «Ростехнадзора»! Это как раз комментарии Пресмана М.Р. на конкретные вопросы, которые здесь не приведены.
Автору статьи — не корректно выдергивать отдельные предложения и собирать все в кучу.
 

Оставить комментарий