Видишь суслика?


Балинт Винце добрался и до Полярных Зорь, проведя мастер-класс и выйдя на фотоохоту в Лапландском заповеднике

Писать о знаменитом венгре сложно. О нём уже столько написали. Релизов – штук семь точно, да ещё небольшие материалы в Сети. Впервые услышал о Балинте примерно года два назад на одном из информационных собраний Концерна. Фотограф и что с того? На каждой станции, в каждом пристанционном городе есть свои профессионалы и любители. Фотографий природы у нас – великое множество — ни один из буклетов не обходится без аппетитной панорамы. Чем удивит венгерский фотоохотник? Однако размышления меня подвели – всё оказалось другим. Каким? Ярким? Контрастным? Непредсказуемым? Всё это плюс личное очарование этим большим ребёнком из Пакша.
Что я знал о Венгрии до него? Вино, Дунай, первые короли, «Икарус» и «Глобус» (нет теперь), Балатон (вечен), Геллерт (культ), Хортобадьская пуста (бесконечно прекрасна) и, конечно же, Пакш. Наше совместное творение с 440-ми реакторами – близнец Кольской атомной. Всё? Есть ещё в памяти давешний визит венгерских атомщиков, открытых, светлых, помнящих ВНР, улыбак и любопытников. Сопровождал мужиков на ледокол «Ленин». Отличная была компания. Именно с этим набором «штампов» и ожиданием балагура пришел на мастер-класс Балинта.

По сути, мастер-класса, в традиционном понимании этого термина не было. Скорее диалог мастера с полярнозоринскими любителями. Не буду пересказывать из того, что и так известно большинству из пресс-релизов, де, на станции работает почти 30 лет, природы зов услышал семь лет назад, а до той поры активно таскал домой сомов из Дуная на котлеты. Не про то печалька, но про самого Балинта и разговоры с ним позитивный настрой хочу передать.

Одному человеку удалось сдвинуть настрой консервативной публики в крохотной Венгрии. Не без поддержки родного предприятия, конечно. Сам Балинт ни разу не умалил роль многочисленных помощников с АЭС Пакш и из города. При этом администрация станции в первых рядах. Дескать, чем выручить, куда звонить-писать-просить? Разовые выходы на пленэр переродились в мощное движение венгерских атомщиков, доказавших право на собственное мнение. Мнение это нам-то лично знакомо: атомная энергетика оказывает минимальное влияние на окружающую среду при условии соблюдения всех необходимых правил, норм и требований безопасной эксплуатации. Многие ли верили нашим заявлениям про minimumminimorum? Кривили губы в усмешке, привычно дёргая подбородком в сторону Чернобыля и Фукушимы.
Винце смог эти предрассудки низвести на уровень ниже плинтуса, восхитив скептиков пасторалью Степи-и-Леса. Посмотрите, неверующие, атомные станции закрывают свои «диаметры» для всех посторонних. Оцените, в закрытых СЗЗ нет никого и ничего, кроме самой природы. И вот доказательства, в виде тысяч мегабайтов цифрового фото, открывающие потаенный мир живого мира в тайной зоне атомной станции. И лучшее доказательство – это признание 340 гектаров леса, протянувшегося от самой станции почти до дорожного знака городка Дунасентдьёрдь, природоохранной зоной. Зона эта получила название по имени этого языкосломательного городка. Возможна ли атомная станция в национальном парке или рядом с ним? Нет. Но, оказывается, возможна обратная связь, когда заповедник появляется на границах атомного объекта.

Но, перед признанием такой связи – тысячи тонн порожняка не-тех-что-надо кадров, как это было с серыми журавлями, когда суточная лёжка в засаде принесла всего один снимок. Но, тот! Нужный. Или часы «охоты» за лисами, обосновавшимися на станции. А в итоге безжалостное «Delete» на своем фотоаппарате. И лишь куриные окорочка выручили фотографа в создании «Изумлённого лисёнка», которому теперь пол-Европы умиляется. Хитрые и недоверчивые рыжие зверьки не шли на контакт. Сначала раскладывал возле нор куриные яйца, но лисята молниеносно хватали их своими тонкими и острыми, как иголки, зубами и исчезали. Даже фотоаппарат не успевал поднять. В итоге, пожертвовал куриной тушкой, к которой привязал верёвкой камень. Угощение оказалось не по зубам. Так и появился изумлённый лисёнок, обиженно уставившийся в объектив, мол, почему вкуснятина не даётся.
У Балинта потрясающие снимки водного мира излучин Дуная, опутавшего своими поворотами город и станцию. Снимки в лесу, в полях, в зарослях травы. Статика и движение. Борьба и ласки животных. Ярчайшие краски бабочек. Наивкуснейшие краски зелёного мира, которым восхищается уставший от полярной ночи северный глаз. Изумительные кадры съёмок с вертолёта, на которых светится речной изгиб Дуная, а острова на нём, как брокколи, такие же кудрявые.
Но не это потрясло. И не объёмы печати, а они немалые – одни только календари расходятся многотысячными тиражами. И, да, выставки у Балинта постоянно и по всему свету. Да, он теперь сам – визитная карточка родной станции. Да, я с удовольствием поставил бы этого доброго венгерского деда в один ряд нашими отечественными и зарубежными спикерами от мирного атома. Этот – сможет.
Потрясла любовь к сусликам. Винце! О, ты апологет венгерского суслика. Ты его защитник, знаток. А суслик твой тотем, муза и родное существо. Почему суслик? Блин, это же Венгрия! Мало в стране красивых и очаровательных зверей? Одни только кони чего стоят! Суслик… я делал несколько заходов с вопросами про грызуна. Балинт улыбался, отмахивался, а потом его прорвало. Суслик – это ниша в биологической цепочке. В Пакше есть целое Поле сусликов. Они все разные и только для дикарей суслики на одно лицо. Суслики умны и ласковы, обожают своё потомство. Всё Поле сусликов Балинт исползал на собственном животе. Он сумел приспособить для съемки даже радиоуправляемые игрушки.

Суслики – это даже не глава в жизни Балинта. Это книга. Кстати, книгу про сусликов Винце выпускает в свет буквально на днях. Издание интересно не только своими фотографиями, но и стихами-текстами, автором которых также стал венгерский передвижник. Новый талант писателя и поэта проявился внезапно. Сам автор считает, что нет в этом ничего удивительного. В каждом из нас с младенчества дремлет запас рифм и классных строчек, который заложен нашими мамами, когда они читали нам сказки и пели колыбельные. Предназначена книга, в первую очередь, для детей.
Ещё одна книга выйдет, скорее всего, в новом году. В неё войдут преимущественно снимки с атомных станций России, в том числе, из Полярных Зорь и Лапландского заповедника, расположенного в 30 верстах от Кольской АЭС.
Переходя к «сухому» остатку после встречи – запас личных ассоциаций пополнился новыми приятными «штампами», а знакомство с Балинтом вывело степень очарования Венгрии в плотные слои атмосферы. Вот пускай эта степень там и зашкаливает теперь.
 
З.Ы. Были вопросы про шквал работы и сотни кадров. Приглашали поработать в Заполярье летом, когда у нас царит полярный день и солнце не заходит круглосуточно. Балинт дал своеобразного «отлупа», сказав, что уже 20 часов кряду снимал в Сосновом Бору во время белых ночей.

3 комментария

avatar Браво, Виталий! Именно ТАК надо преподносить материал, чтобы было по-настоящему интересно! Плюсую!
avatar Услышал! Забил галочку на локоток))))
avatar Молодца! Люблю твой слог ;) +1

Оставить комментарий