Инспектор с президентскими полномочиями: Николай Сорокин избран новым главой ВАО АЭС

Николай Сорокин, новый президент ВАО АЭС
Новым президентом Всемирной ассоциации организаций, эксплуатирующих атомные электростанции (ВАО АЭС), стал Николай Сорокин, заместитель гендиректора, генеральный инспектор Росэнергоатома. Он сменил на этом посту главу EDF Energy итальянца Симоне Росси. Это первое интервью после назначения Николая Сорокина.


— С какой целью была создана ВАО АЭС? И кто в нее входит?
 
— Необходимость в создании такой ассоциации вызвана авариями на американской АЭС «Три‑Майл‑Айленд» и Чернобыльской АЭС. Задачей было объединить мировую атомную энергетику, чтобы вместе пересмотреть подходы к обеспечению безопасности АЭС, на добровольных началах проводить партнерские проверки, выявлять области для улучшения, обмениваться хорошими практиками, которые можно внедрить на других АЭС. Сегодня перед ассоциацией стоят новые вызовы. Это и работа, связанная с выводом блоков из эксплуатации, и оказание поддержки новым станциям.

Членами ВАО АЭС являются все операторы и владельцы действующих и строящихся ядерных энергетических установок, предприятия по переработке ядерного топлива, а также другие организации инженерной и научно‑технической поддержки эксплуатации.

— Вы продолжите работать в концерне? Что входит в ваши обязанности как президента и что избрание значит для вас?

— Никто мои текущие обязанности с меня не снимает. Должность президента — выборная, сроком на два года. На меня ложится участие в международных мероприятиях ВАО АЭС, в том числе в заседаниях Совета управляющих с правом голосования, а также подготовка следующей Генеральной ассамблеи, которая пройдет в Праге в 2021 году. Лично для меня это прекрасная возможность для более тесного взаимодействия с мировыми лидерами отрасли, дополнительный опыт и знания, которые будут полезны в моей основной работе.

— Вы в отрасли уже 51 год. Почему решили связать свою жизнь с атомом?

— Во многом это дело случая. После школы я собирался поступать на радиотехнический факультет в Горьковский политехнический институт. Но в приемной комиссии увидел объявление о наборе на новый физико‑технический факультет, где будут готовить специалистов для атомной отрасли. Сразу решил — мне сюда. Дело в том, что незадолго до окончания школы я увидел прекрасный фильм «Девять дней одного года», где физики‑ядерщики были показаны увлеченными своим делом специалистами, очень порядочными, ироничными по отношению к себе. Кстати, как показало время, только такие и встречались на моем пути. Да и в целом в 1960–1970‑е годы профессия атомщика считалась очень престижной, окруженной ореолом романтики.

О своем выборе никогда не жалел. И о физико‑техническом факультете самые добрые воспоминания. Лекции нам читали те, кто создавал отрасль: Игорь Иванович Африкантов, Федор Михайлович Митенков и др. До сих пор поддерживаю контакты с факультетом.

— Куда вы пришли работать после института?

— В 1968 году меня распределили в Горьковское ОКБМ (ОКБМ им. Африкантова. — «СР») инженером-конструктором по насосному оборудованию, где за пять лет я прошел хорошую школу того, что сегодня называется культурой безопасности. Работа была интересной — конструирование насосов для корабельных ядерных установок. На моем счету даже есть изобретение с грифом «секретно» — узел насосного агрегата для атомной подводной лодки.

Но, как бы то ни было, меня тянуло на производство, и когда представилась возможность поехать на Ленинградскую АЭС в 1973 году, я ей сразу воспользовался. Затем в разные годы трудился на Игналинской, Чернобыльской, Курской АЭС. Никогда сам не просился, чтобы меня перевели. Мне предлагали — я соглашался. Исключение — переход с Чернобыльской АЭС.

— Почему?

— Я прибыл в Чернобыль в декабре 1986 года, отработал без малого восемь лет, прошел путь от заместителя главного инженера до гендиректора. Мы делали привычную для нас работу в непростых условиях. После развала СССР я решил вернуться в Россию, несмотря на хорошие отношения с коллегами, руководством, властями. Все‑таки я русский человек, все мои корни здесь. И после моего обращения в «Росэнергоатом» меня назначили директором строящейся Костромской АЭС. Затем через год перевели в центральный аппарат концерна.

— Какие самые важные качества для руководителя?

— Порядочность и профессионализм.

— Какая станция сделала из вас настоящего профессионала?

— Ленинградская, где я прошел путь от инженера цеха наладки до заместителя начальника смены. В этом решающий вклад главного инженера Анатолия Павловича Еперина и моего непосредственного начальника Михаила Пантелеевича Уманца. Они привили ответственное отношение к работе: если поставлена задача, она должна быть выполнена. А еще бескомпромиссное отношение к безопасности. Взять пример Еперина: если возникали какие‑то проблемы, он не ограничивался половинчатыми решениями. Всегда искал варианты, которые полностью исключали возможность повторного возникновения проблем. И еще отношение людей друг к другу — то самое, что я видел в фильме.


Для справки: 
ВАО АЭС основана в мае 1989 года, работает независимо от органов власти и регуляторов. Региональные центры находятся в Москве, Токио, Атланте и Париже. Принято решение о создании пятого регионального центра, в Шанхае, в поддержку растущего парка АЭС в азиатском регионе.

Автор: Анастасия Филиппова
Фото: Анастасия Барей

0 комментариев

Оставить комментарий