Атомные байки


 
В 2011 году по воспоминаниям работников и ветеранов Белоярской АЭС и Института реакторных материалов была издана книга «Атомные байки» — сборник забавных шутливых историй, без которых порою не обходится даже самое серьёзное и ответственное производство.
 

 
«Атомная энергетика – очень серьёзная отрасль, требующая от работников предельной сосредоточенности и внимательности, большого и регулярно пополняемого объёма знаний, строгой ответственности, жёсткого самоконтроля…
 
Не случайно в часы досуга атомщики любят переключаться на совершенно противоположные виды деятельности: заниматься сложными видами спорта и туризма, погружаться в творчество на карнавалах и фестивалях самодеятельности. И, конечно же, не обходятся без доброго юмора, тем более что сюжеты порою подсказывает сама жизнь…
 
Как и в рыбацком фольклоре, рассказчики атомных баек порою приукрашивают действительность, придавая своим историям особый смак», — говорится в предисловии к книге.
 
Предлагаем вашему вниманию несколько баек из этого сборника.
 
* * *
Произошло это в 1978-1979 годах на блочном щите управления (БЩУ) готовящегося к пуску нового энергоблока № 3 с реактором БН-600.
 
На энергоблок-новостройку приехал Владимир Петрович Невский (первый директор Белоярской АЭС, в ту пору он уже возглавлял ВПО «Союзглавзагранатомэнерго»), и внезапно решил проинспектировать БЩУ. А буквально перед его визитом двое монтажников залезли под потолок БЩУ для сварки металлоконструкций.
 

И вот Невский и его сопровождающие остановились прямо под монтажником, который завис под потолком, как летучая мышь, и даже сварку прекратил, притих. Начальник реакторного цеха даёт пояснения, время идёт – 10 минут, 15…
 
Монтажнику, очевидно, надоело сидеть под потолком, и он вдруг громко и не совсем цензурно вклинился в разговор начальников:
 
— Эй, вы…, в ондатровых шапках, скоро или нет вы отсюда уйдёте, а то я ваши шапки сваркой продырявлю!
 
Все на БЩУ замерли, зная крутой нрав Невского. Но Невский, сам когда-то начинавший карьеру руководителя в монтаже, посмотрел наверх и спокойно, с пониманием произнёс:
 
— Действительно, товарищи, уходим. Человеку работать надо…
 
* * *
 

 
 
Середина 1960-х годов. Завершалось строительство энергоблока № 2 с реактором АМБ-200. Строители и монтажники работали в три смены, спешили пустить блок в эксплуатацию.
 
Нужно было покрасить внутренние помещения вентиляционного центра. Чтобы защитить маляров от отравления парами нитрокрасок, была смонтирована вентиляция, однако при её работе возникал такой шум, свист и вой, что общаться можно было только жестами.
 
Поэтому через каждые 15 минут юные девушки-маляры сменялись и выходили на крышу подышать свежим воздухом.
 
Однажды смотрят – не вышла одна девушка. Бросились обратно искать, а она прислонилась к переходному трапу, в руках пистолет краскопульта, а респиратор снят – очевидно, душно в нём было работать.
 
Когда её вытащили на крышу, на вопрос «Что случилось?» девушка ответила, мечтательно глядя затуманенными глазами: «Я крашу, а пистолет так поёт, поёт…».
 
* * *
 

 
 
При сооружении первых энергоблоков потребовалось проложить кабель для датчика. Нужно было протолкнуть его через отверстие в стене помещения, вход в которое находился достаточно далеко. Поэтому прокладчики договорились координировать действия через то же отверстие.
 
Первый, подождав какое-то время, крикнул, можно ли толкать кабель. «Подавай!», — раздалось из отверстия. Он протолкнул весь кабель и ждёт подтверждения. Вдруг слышит: «Ты что, заснул? Кабель подавай!».
 
Выяснилось, что кабель принял случайно проходивший человек, который вместе с этим кабелем и исчез.
 
 * * *
 
 
Первый директор Белоярской АЭС Владимир Петрович Невский был человеком суровым и требовательным, и на оперативках спрашивал персонал по полной программе: попробуй не сделай!
 
Однажды на оперативке он задал начальнику цеха ТАИ конкретный вопрос по задвижке, которую монтажники должны были смонтировать, а ЦТАИ – наладить: «Произвели наладку?». Начальник цеха каждую задвижку упомнить не мог, но отрапортовал без промедления: «Конечно, произвели!».
 
После оперативки к начальнику цеха подошёл руководитель монтажной группы и тихонько сказал: «Ну, ты и нахал! Мы ж эту задвижку ещё не смонтировали!».
 
Зато после этого задвижку сделали в ближайшее время.
 
 
* * *
 

 
Идёт ремонт на первых энергоблоках. Мастер забегает к токарю и суёт ему эскиз: «Сорвали болт, срочно вытачивай!».
 
Токарь смотрит на эскиз и говорит: «Ты не указал, какой материал использовать».
 
«Да материал любой!», — убегая, отмахивается мастер.
 
Токарь оказался педантом-юмористом, и через полчаса предъявил болт, выточенный… из дерева.
 
 
* * *
 

 
Начал приоткрываться «железный занавес», и специалистов стали направлять в загранкомандировки. С одним из них приключился казус во Франции.
 
Неизбалованные сервисом советские граждане знали, что в гостиничные номера должны селить по двое. Когда делегация начала размещаться во французском отеле, наш специалист попросил: «Поселите меня, пожалуйста, вот с тем мужчиной».
 
«Вам это действительно очень нужно?», — вежливо уточнили на ресепшен. «Да конечно! Ну не с женщиной же мне спать в одном номере!».
 
«Понимающий» взгляд сотрудника отеля стал ясен для нашего героя лишь позднее, когда он узнал, что в гостиницах Европы давно селят в одноместные номера.
 
* * *
 

 
1978 год, в магазинах продуктовый дефицит. На атомной станции проходит традиционное официозное мероприятие – собрание мастеров. В президиуме томятся представители руководства, зал дремлет в креслах.
 
Дабы взбодрить общественность, известный шутник мастер Р. направляет в президиум провокационную записку с вопросом: «Почему в магазинах нет колбасы?», причём подписывает её фамилией уважаемого мастера М.
 
В президиуме растерянность: от лояльного М. такого вопроса никак не ожидали. Зал просыпается. Представитель президиума отмечает, что товарищ М. неправильно понимает политику партии, а также временные трудности в стране, и вообще надо подумать, можно ли товарищу М. с такими взглядами управлять коллективом.
 
Едва мастер М. с возмущением пытается опровергнуть приписанное ему авторство вопроса, как в президиуме получают новую записку, написанную тем же Р., но уже от имени мастера К., известного среди своих противника системы соцобязательств: «Почему так поздно принимаются соцобязательства, надо бы на месяц раньше».
 
Потрясённый мастер К. растерянно оглядывается по сторонам, в зале смех, а представитель президиума продолжает: «Вот, в отличие от товарища М., товарищ К. правильно ставит вопрос. И мы включим товарища К. в состав комиссии по защите соцобязательств». В зале, уже поняв, в чём дело, начинают дружно аплодировать.
 
После этого собрания президиум остался в искреннем недоумении: оказывается, народу и колбасы не нужно, лишь бы соцобязательства были приняты вовремя…
 

* * *
 
 
 
1982 год, правление генерального секретаря Ю.В.Андропова, период жёсткой общесоюзной борьбы за порядок и трудовую дисциплину.
 
В конце рабочего дня у выходной двери в санпропускнике энергоблока сгрудились два-три десятка работников: сосредоточенно и внимательно смотрят на настенные часы, дожидаясь, пока стрелка пересечёт заветную цифру. Всем хочется уйти пораньше, но не хочется попасть в списки нарушителей в разгар борьбы за дисциплину.
 
Осталось две минуты до окончания рабочего времени. Дверь внезапно распахнулась, и в неё вошёл М., человек богатырского роста и телосложения. Первые ряды от неожиданности отпрянули назад, задние под их напором повалились на пол… Санпропускник мгновенно превратился в аллегорию картины «После битвы».
 

* * *
 

 
1988 год. В ходе областных учений по гражданской обороне на атомную станцию направили сводный отряд сотрудников региональных предприятий. Не зная, чем их занять, атомщики поручили им выкосить траву на пустыре. Затем накормили в столовой обедом с классическим в ту пору меню (кислые щи, шницель и кисель с традиционно плавающими «комочками»), а затем отправили восвояси.
 
Скандал разразился на следующий день: «бойцы» отряда пожаловались на жидкий стул и подумали, что получили на «сенокосе» огромную дозу «радиации» и у них первая стадия «лучевой болезни». Пришлось объяснять им, что плохо сваренный кисель в советском общепите может привести к поносу почище любой «радиации».
 

 

1 комментарий

avatar Знакомый энергетик рассказывал, как тоже в советские времена послали их в подшефный совхоз на уборку урожая. Их там в совхозной столовой тоже накормили-напоили чем-то несвежим или плохо сваренным. Свой рассказ знакомый заканчивал так: «Просыпаешься ночью — и понимаешь, какой процесс в организме происходит быстрее мысли. Но уже поздно»…

Оставить комментарий