Есть такая профессия… энергоблоком управлять

Про работников БЩУ на атомной станции говорят: «Мозг станции», – подчеркивая одновременно и престиж профессии, и высокую степень производственной ответственности. Ведь именно эти специалисты управляют энергоблоками, следят за всеми техническими параметрами работы реакторного и турбинного отделений. Каково это – быть «самым атомным» из всех атомщиков, поделился начальник смены РЦ-1 Балаковской АЭС Андрей ВЯЗНИКОВ.
Свою работу он сравнивает с управлением самолета – та же техническая сложность и не меньшая ответственность перед людьми. Мне довелось наблюдать за работой Андрея Вязникова на конкурсе профмастерства, который по традиции в конце года проводится в учебно-тренировочном центре на полномасштабном тренажере.
…– РМ-41 отключился! Жду результата осмотра! – одновременно с двух сторон докладывают начальнику смены блока то реакторщики, то турбинисты – и все это под громкий звон автоматики, которая сигнализирует о неисправности.
Диву даешься, как оперативному персоналу БЩУ в таких практически экстремальных условиях удается сохранять самообладание и так быстро принимать решения – молниеносно, слаженно и без всякой суеты! А запомнить более 15 тысяч профессиональных терминов: ГЦН, ПНА, АПН, ПНД-1, С03, С04, РМ-64… – для человека непосвященного эти технические обозначения звучат, как загадочный шифр…
Действительно, смена блочного щита управления – это олицетворение мозга нашей атомной станции!
– Да, знаний надо много, – скромно говорит Андрей, выпускник одного из престижных технических вузов России, МГТУ имени Н.Э. Баумана. – К примеру, только у ведущего инженера по управлению реактором в должностной инструкции более 50 пунктов. Это и контроль оборудования, и проведение испытаний, и регулирование параметров, и управление подчиненным персоналом, и еще много чего. В его подчинении – оператор, старший оператор и инженер в ЗКД (зона контролируемого доступа), плюс – персонал смежных цехов, с которыми взаимодействует смена БЩУ: цеха ТАИ, электроцеха и химцеха, которые являются обеспечивающими подразделениями. Мы обращаемся к ним, когда требуется их содействие и помощь.
Каждая кнопка и лампочка на блочном щите управления несет большую информацию. Чтобы во всем этом многоцветии и разнообразии приборов и показателей хорошо ориентироваться, персонал БЩУ проходит долгий и нелегкий путь обучения и приобретения оперативного опыта. Как правило, даже если у тебя суперпрестижное специальное высшее образование, азы профессии начинаются с должности оператора реакторного отделения. Года через два после успешно сданных экзаменов можно рассчитывать на должность инженера по эксплуатации тепломеханического оборудования реакторного цеха, еще через год-два – на должность ВИУРа. И дальше – по карьерной «атомной» лестнице. По ней прошли все директора Балаковской АЭС!
– Свой первый рабочий день на БЩУ до сих пор отчетливо помню, – делится мой собеседник. – Когда остался один на один с приборами и оборудованием, именно тогда пришло осознание степени свалившейся на меня ответственности, когда ты сам, а не со своим наставником, принимаешь решения (мы «дублируемся» порядка двух недель под руководством начальника смены реакторного цеха). Помню, как первый раз прозвучал тревожный сигнал, сразу же поймал себя на мысли: бояться здесь нельзя! Да и подготовка такая, что верные решения сразу же всплывают в голове, главное – действовать спокойно, четко и слаженно – в единой команде с товарищами по смене.
Сегодня Андрей Вязников – начальник смены реакторного цеха, это высшая профессиональная квалификация на БЩУ от этого подразделения. Сколько для этого пришлось проштудировать инструкций и другой технической документации – Андрей, улыбаясь, пожимает плечами:
– Работа на щите управления требует непрерывного обучения и самосовершенствования – такая особенность нашей профессии. Поэтому мы все привыкли постоянно учиться и двигаться вперед. Для кого-то это может показаться сложным, а мне это интересно. У меня такая профессия – блоком управлять!

0 комментариев

Оставить комментарий